19:18 

Merlin Fest
Crossover-8 "Ведьмак". fem!Артур/Мерлин. Мерлин к Утеру: "Я спасу твою жизнь, если ты отдашь мне то, что найдёшь дома по возвращении, но о чём не ведаешь".

@темы: Артур Пендрагон, Выполнено, Мерлин, Тематический crossover-тур, Утер Пендрагон, гет

URL
Комментарии
2013-03-02 в 22:58 

Приблизительно 3500 слов.

- Я спасу твою жизнь, если ты отдашь мне то, что найдешь дома по возвращении, но о чем не ведаешь, - сказал ведьмак.
И король ответил согласием.
У него и выбора-то не было. Лежать в овраге со сломанной ногой, дожидаясь, пока явится какое-нибудь лесное чудище, в то время как в Камелоте вот-вот произойдет переворот, мог только человек, смирившийся со своей судьбой. Утер Пендрагон к таким не относился. Всю сознательную жизнь он боролся с судьбой и предпочитал скорее довериться прохожему человеку с золотыми глазами, чем опустить руки да ждать смерти.
Утер готов был отдать ведьмаку, который назвался Мерлином, что угодно.
Прибыв в Камелот и во многом благодаря помощи ведьмака остановив намечающуюся смену власти, Утер узнал невероятное.
Его жена, Игрейн, была беременна. Невозможное свершилось, и улыбалась синеглазая чародейка за спиной Игрейн – Нимуэ.
- Я вернусь за твоим сыном, Утер Пендрагон, - сказал ведьмак по имени Мерлин, когда пришла пора уходить, и Утер не посмел остановить его.
Нимуэ невесть почему рассмеялась.
По прошествии нескольких месяцев Утер узнал, что было причиной ее смеха.
У Утера не родился наследник. Зато появились целых две наследницы, одну из которых – Моргану – он не имел права признать.
***
- Садись, Гвен, - леди Моргана изящно повела рукой, указывая на собственную кровать. Леди сидела перед зеркалом и пыталась распутать темные волосы – сама, без помощи служанки.
Моргане было двенадцать лет отроду, и она, угловатая, некрасивая, постоянно ввязывалась в самые невероятные переделки. Вот только наказывали за эти переделки не ее, а Артурию – дочь опекуна Морганы, короля Утера. Светловолосая Артурия была слишком прямолинейна, чтобы выкручиваться с той же легкостью, как Моргана, но подругу ни разу не выдала.
- Миледи, - пробормотала девочка-служанка, приседая в неуклюжем книксене. – Я не смею…
- Садись! – в голосе Морганы прорезались повелительные нотки. – Я такое узнала, Гвен! Сейчас расскажу.
- Миледи, - в голове мелькнула неясная мысль, что надо бы помочь Моргане с волосами, а то леди, как обычно, оставит добрую их треть на расческе. Нервная и непредсказуемая, с вхождением в подростковый возраст Моргана совершенно перестала себя щадить. Даже леди Артурия не отличалась таким отчаянным стремлением к саморазрушению. С другой стороны, на Артурии лежала большая ответственность. С ранних лет принцессе внушали: когда-нибудь ты станешь королевой, выйдешь замуж…
Выходить замуж Артурия не собиралась. Судя по успехам юной принцессы в военном деле, она скорее намеревалась завоевать собственное королевство.
На Моргану никто не давил. И успехов у нее не было – ни в чем. Двенадцатилетняя леди частенько чувствовала себя никому не нужной. Кроме Артурии, у которой и так дел полно, да юной служанки.
- Гаюс сегодня проговорился, что через четыре года меня заберут, - страшным шепотом сообщила Моргана, откладывая расческу и падая на кровать рядом с Гвен. – Оказывается, я с рождения предназначена одному человеку! Он должен был забрать меня сразу, но пожалел мою мать.
Мать Морганы умерла десять лет назад. Девочка почти ее не помнила.
- Он сказал, что придет, когда мне стукнет шестнадцать, - щеки Морганы разрумянились. – И, Гвен, он владеет магией!
- Магией… – Гвен подхватилась. – Но, моя госпожа, это невозможно! Магия в Камелоте запрещена, Его Величество никогда не отдаст вас какому-то колдуну! Скорее, прикажет сжечь его на костре.
- Пусть только попробует, - отрезала Моргана. – Недостаточно я натерпелась от Утера? Я хочу исполнить свое предназначение! Я уеду с тем человеком. Ты поедешь со мной, Гвен?
- Я… – служанка поймала себя на том, что начинает комкать подол своего платья в пальцах. – Я последую за вами всюду, миледи.
Моргана довольно улыбнулась. Бросила на себя беглый взгляд в зеркало.
Глаза Морганы блеснули золотом, но Гвен этого не увидела.
***
В последнее время Артурия видела Моргану реже и реже. В прошлом подруги по играм и проказам, они все больше отдалялись. У Артурии появлялись новые обязанности, Моргана же почти все время проводила в своих покоях вместе с самой преданной служанкой. Будто готовилась к чему-то.
На охоту Моргана, ясное дело, тоже не поехала. Впрочем, не сказать, чтобы это особенно расстроило Артурию. А, когда напавшее на охотников невероятное существо перебило практически всю ее свиту, шестнадцатилетняя принцесса даже порадовалась, что здесь нет ее названой сестрицы. Будет кому утешить отца.
Отступать Артурия не привыкла. С мечом она обращалась ненамного лучше погибших рыцарей Камелота, тем не менее, бросилась в бой. Бежать не было смысла – крылатая тварь, истребившая людей, которые служили ей, Артурии, легко догнала бы показавшую спину принцессу.
А потом произошло нечто странное. Со смесью недоумения и ярости Артурия обнаружила – кто-то встрял в ее последнюю битву.
Человек, одетый как простолюдин, выступал против крылатой твари. Его меч полыхал синим светом, а тварь пятилась и кричала, но далеко не ушла – первый же удар заставил ее рассыпаться в прах.
Человек с мечом обернулся.
У него были золотые глаза.
Посмотрев в них, Артурия неожиданно поняла, что ранена в плечо, достаточно глубоко.
И еще – что незнакомый колдун спас ее от смерти.
***
Сознание возвращалось постепенно. Плечо горело огнем; открыть глаза получилось далеко не с первой попытки, но Артурия всегда отличалась упорством и в конце концов смогла добиться успеха.
Незнакомая и очень красивая женщина смотрела на нее, склонив голову к плечу. Когда Артурия встретила ее взгляд, незнакомка отступила на шаг. Сказала мелодично:
- Что ж, ты выросла, Дитя Предназначения.
- Кто вы? – Артурия попыталась встать, но тут же упала обратно на подушки. – И где я?
- Они не умеют лечить, - сказала женщина со странным чувством в голосе. – У него ты бы умерла, Артурия Камелотская. Поэтому он привез тебя ко мне.
Отвернулась от Артурии – длинный подол шикарного платья прошуршал по паркету. Взгляд наследной принцессы Камелота быстро обежал комнату. Роскошь, роскошь и еще раз роскошь; покои, не хуже королевских… если бы не женский чулок, запутавшийся в люстре.
«Кто-то тут знатно повеселился пару дней назад, - сообразила принцесса. – И убирали наспех».
- Я Нимуэ, - тем временем сказала незнакомка и предполагаемая обладательница чулка. – Семнадцать лет назад я исцелила твою мать от того, от чего сама не могу излечиться.
- Нимуэ! – Артурия распахнула глаза. – Я слышала о вас…
Дверь в комнату приоткрылась без скрипа. Артурия замолчала, во все глаза глядя на вошедшего человека.
С первого взгляда – ничего особенного. Выше среднего роста, худой, даже, пожалуй, тощий – в войске Камелота таких мужчин не увидишь, там все рыцари как на подбор. А этот…
Золотые глаза. Меч, явно непростой – как у всех, чьи глаза не могут вернуть себе нормальный цвет. Цеховый знак на груди – дракон.
Ведьмак.
- Ты спас меня, - заключила Артурия, больше не пытаясь подняться. – Почему? И кто ты?
Человек улыбнулся – неожиданно тепло. Принцессе вдруг захотелось закрыться, защититься от этого тепла. Оскорбить, швырнуть, запустить чем-нибудь; и мучительно досадно, что неподалеку от нее, растрепанной девчонки с перевязанным плечом, стоит красавица Нимуэ в дорогущем платье. Настоящая женщина. Артурии такой никогда не стать. Даже когда повзрослеет, она предпочтет всем платьям мужскую одежду и доспехи, а вышиванию у окна – ратные подвиги.
Потому что больше она, избалованная принцесса древнего государства, ничего не умеет.
Раньше Артурия не завидовала красивым женщинам. Взять хотя бы сестрицу Моргану – настоящая красавица, и что с того? Не лучше Артурии и не хуже.
Те, которые – сама женственность, которым пишут стихи в подарок, ради которых умирают на поле боя… Никогда Артурия не хотела быть похожей на них. У нее была другая судьба. Мысль о замужестве казалась Артурии нелепой, робкие ухаживания рыцарей ненамного старше нее сподвигали принцессу на смех и шутливые советы не всегда пристойного содержания.
Сегодняшний день что-то изменил.
- Меня зовут Мерлин, - сказал ведьмак. – Я – твое Предназначение.
***
Нападение на Камелот было неожиданным. Силы королевства оказались рассеяны – рыцари страны прочесывали окрестности в поисках пропавшей наследной принцессы, что в разы облегчило задачу подкравшихся захватчиков, воинов Ценреда.
Потом говорили, будто им помогала магия.
Так оно или нет, никто не знал. Камелот пал, король Утер был убит, а его воспитанница, леди Моргана, бесследно исчезла вместе с любимой служанкой. Вообще-то, версия об их смерти тоже существовала, но являлась неподтвержденной. Трупы были изуродованы до неузнаваемости.
Артурия ни о чем не знала. Рана, нанесенная порождением магии, заживала медленно – не помогало даже волшебство Нимуэ.
Мерлин сидел рядом с принцессой день и ночь. Иногда Артурия бредила; случались и просветления. В такие моменты принцесса пыталась добиться от ведьмака внятного ответа на вопрос, что же такое это Предназначение, а порой благодарила за помощь или просила передать весточку отцу. Мерлин только грустно улыбался в ответ. Иногда Артурии казалось, что она готова убить его на месте за эти понимающие улыбки.
Она не знала о том, что случилось в Камелоте. Она читала – по глазам Мерлина, слишком выразительным для ведьмака, о которых слыхала, будто они, как и все порождения магии, сплошь бездушные твари; по равнодушному взгляду Нимуэ, приходившей обновить заклинание.
- Я тоже волшебница? – однажды спросила Артурия, наблюдая за тем, как Нимуэ перебирает пальцами над ее раной.
- Нет, - коротко отозвалась чародейка. – У тебя нет магического дара. Даже его зачатков. Ты не годишься ни в волшебницы, ни в ведьмачки. Тем более что ведьмачек не существует. Только ведьмаки. Мерлин сам не знает, во что ввязался. Из-за тебя…
- Почему ты помогаешь ему со мной? – спросила Артурия и тут же зашипела от боли. К заживающей ране как будто раскаленный металл приложили.
- Мы с ним связаны, - глаза Нимуэ наливались золотом, только когда она колдовала. Остальное время они были яркими и синими. Красавица, Артурии такой не бывать. Она даже магией не владеет.
В следующий раз Артурия, еще не вполне отойдя от бреда, спросила Мерлина:
- Что у тебя с Нимуэ?
И Мерлин ответил:
- Ты.

URL
2013-03-02 в 22:59 

***
- Возможно, она выжила, - Арти сидела у походного костра и подбрасывала в него ветки, со странным удовольствием наблюдая, как их пожирает огонь. – Моя сестра.
Мерлин промолчал. Он знал, что Моргана жива. Знал наверняка. Вчера, пока Арти сидела в комнате на постоялом дворе и читала книгу о магии, одолженную у Нимуэ, он был предупрежден о новой чародейке в городе. В сведениях, сообщенных Гавейном, сомневаться не приходилось. Если дело не касалось женщин и таверн, закадычный друг ведьмака был честен и надежен. В противном случае… Мерлин усмехнулся, вспоминая, как однажды напару с Гавейном был облит помоями – презент от не особо довольной, но очень хорошенькой мещаночки; как ему пришлось расплачиваться за четырнадцать кружек пива и три кувшина с вином; как группа аристократских сынков накинулась на него и Гавейна в замке, где простолюдинам носить при себе оружие было запрещено местным законом.
По словам Гавейна, чародейку сопровождала целая свита. Преимущественно она состояла из людей Ценреда. Были, впрочем, среди сопровождающих и две неучтенные единицы – девушка благородных кровей с «прекраснейшей в девяти мирах» служанкой.
В отличие от Гавейна, Мерлин узнал чародейку с первого взгляда. Моргауза. Ее схожесть с Артурией, отдаленная, была все же несомненной; еще сильнее, хотя и иначе, на Моргаузу походила сопровождавшая ее девушка.
Моргана.
Ночью Арти спала сном праведницы. Будить ее, кстати, было тем еще удовольствием – порой Мерлин чувствовал себя слугой при принцессе. А то и принце – в поведении Арти женственности было ни на грош. Зато она делала невероятные успехи в обращении с мечом. Усвоила, что магия ей недоступна, и решила это компенсировать.
Год назад, когда рана Артурии, нанесенная грифоном, затянулась, Мерлин рассказал принцессе обо всем. Об уговоре с Утером, о роли, которую сыграла Нимуэ в ее рождении, о том, что Моргана приходится Артурии единокровной сестрой.
И об уничтожении Камелота.
Как и думал Мерлин, принцесса была крепче, чем казалось сначала. То, что ведьмак рассказал Артурии, должно было ранить ее сильнее зачарованных когтей, а поди ж ты – сдержалась. Несколько дней провела в одиночестве; а потом уговорила Мерлина поехать с ней к развалинам.
Артурия поверила ведьмаку. Сразу и безоговорочно. Именно поэтому он не смог отказать ей.
Нимуэ качала головой и изрекала слова, истинной леди не подобающие. Нимуэ предупреждала о том, что на теперешних землях Цендреда лучше не показываться – у него есть маги не чета какому-то ведьмаку. Нимуэ определила, что Мерлин и Артурия – одной крови, оба идиоты на зависть всем придворным дуракам, и на этом замолчала.
Книга, которую Нимуэ вручила Артурии на прощание, была единственным знаком того, что волшебница не убьет ведьмака и принцессу при следующей встрече.
С тех пор Мерлин и Артурия путешествовали вместе. Все, что не касалось магии, девушка схватывала удивительно легко. Мерлин даже не мог сказать, будто учит ее.
Напрыгавшись за день, к ночи Артурия – или Арти, как она теперь представлялась – начинала зевать, словно задалась целью сама себе вывихнуть челюсть, и после засыпала непробудным сном. Так случилось и в прошедшую ночь.
Убедившись, что его воспитанница уснула, Мерлин отправился с дружеским визитом к Моргаузе.
Единственной женщине, которая выжила после попыток сделать из нее ведьмачку.
- Почему с тобой наследница Камелота? – спросил Мерлин после традиционного приветствия Моргаузы – попытки выпустить ему кишки. – Что ты намерена сделать с леди Морганой?
- Она верит, что я – ее Предназначение, - усмехнулась Моргауза. – Ты еще не забыл это слово, ведьмак?
Мерлин промолчал.
- Кто-то из вашего цеха, - последнее слово Моргауза выплюнула, - взял с короля Утера обещание. Вроде того, «Я спасу твою жизнь, если ты отдашь мне то, что найдешь дома по возвращении, но о чем не ведаешь»… Вернувшись домой, Утер узнал – его жена и любовница понесли. О жене он, впрочем, узнал чуть раньше. Но тому ведьмаку собирался отдать дочь любовницы. Утер воспитывал девочку в неведении о том, кто она, но готовил к скорому отъезду. Моргана сама мечтала уехать из Камелота. Она ненавидела это место. Я появилась раньше, чем она ждала. Я подсказала ей, что нужно делать. А растяпа ведьмак прозевал все, что мог. И смерть Артурии Пендрагон от созданного мною грифона, и падение Камелота.
Моргауза смотрела на Мерлина и улыбалась. Знает, понял ведьмак.
- У Морганы не было Предназначения, - сказал негромко. – Иначе я бы нашел ее раньше тебя.
- Разве? – брови Моргаузы приподнялись. – Ты проиграл ее мне, ведьмак. Проиграл Моргану! Она сильнее меня. Она могла бы стать ведьмачкой, настоящей, не слабее тебя. Но ты упустил ее. Теперь она будет моей чародейкой.
- Твоей – и Ценреда, - уточнил Мерлин.
- Хочешь отобрать ее? – прищурилась Моргауза.
- Нет. Она не была моим Предназначением.
Мерлин уходил от Моргаузы в спешке. Той же ночью он и разбуженная, невыспанная Арти покинули город.
- Что бы ты сделала, узнав, что Моргана жива? – на пробу спросил Мерлин, наблюдая за зачарованной пламенем воспитанницей.
- Не знаю, - Арти пожала плечами. – Защищала бы ее.
- Ты пока даже себя защитить не сможешь, - резонно заметил Мерлин и был тут же прожжен недовольным девичьим взглядом. Взгляд – это еще полбеды. Арти и чем-то тяжелым швырнуть могла. Избалованная принцесса как она есть.
- Сегодня ты не ночевал на постоялом дворе, - грозно сведя брови, Арти сменила тему. – Опять с Гавейном шлялся? Или очередную знакомую оборотниху повстречал?
Мерлин собирался, было, в сотый раз объяснить, что Фрейя – стихийный оборотень, в остальное время она весьма милая девушка, а Арти не следовало бросаться на незнакомку в комнате Мерлина с мечом… Но вовремя сообразил – подобные речи только усугубят ситуацию.
- Я видел свою… сестру, - почти честно ответил Мерлин. В некотором смысле Моргауза действительно была его сестрой, единственной в братстве ведьмаков.
Вот бы спросить у нее совета относительно Арти… но, раз тот грифон был делом рук Моргаузы, ей ни к чему знать про неудавшуюся смерть Артурии Камелотской.
- Правда, что ли, - хмыкнула Арти, отходя от костра и принимаясь точить меч. Получилось зловеще.
- Ревнуешь? – полушутливо поинтересовался Мерлин.
- Тебя? – фыркнула девушка. – Еще чего. Ты бы еще спросил, не ревную ли я свой дырявый сапог к прогрызшей его крысе.
Сравнение с сапогом настораживало.
То, что Артурия Камелотская – страстная собственница, Мерлин понял давно. То, что она привязалась к нему и только благодаря этому смогла пережить произошедшее с привычным ей миром, ведьмак сообразил много позднее.
Странная все-таки штука – Предназначение.
***
- Что? – Мерлин еще не успел ее разбудить, а Арти уже была рядом. Вместе с ним выглядывала из-за разлапистых корней многолетнего дерева. – Враги? Магические твари?
- Хуже. Люди, - пробормотал Мерлин, глядя на вышедших на поляну.
Арти рядом ахнула:
- Моргана…
В руках бывшей леди Камелота светился неярким светом древний друидский посох. Моргауза одобрительно улыбалась. Мерлин стиснул зубы.
- Арти, слушай меня внимательно, - сказал, плетя заклинание под прикрытием заклинания, так, чтобы чародейки на поляне не заметили. – Ты будешь молчать. И не станешь двигаться, пока они не уйдут. Ты не будешь мне мешать. Я сражусь с ними.
- Но Моргана, - попыталась возразить Арти. – Она же здесь, она моя сестра!
- Сиди тихо. – Времени на споры не оставалось, приходилось надеяться на благоразумие воспитанницы. Набросив на Арти покров, делающий ее невидимой, Мерлин, не таясь, вышел на поляну.
- Ведьмак, - поприветствовала его Моргауза. Моргана насмешливо скривила тонкие губы.
А ведь она предала свою страну, эта девочка, подумал Мерлин отстраненно.
- Чем обязан, Моргауза? – развел руками Мерлин.
- Ты вот трепался о своем Предназначении, - Моргауза охотно улыбнулась, - и я подумала: а ведь труп Артурии так и не был обнаружен. Могло ли так случиться, что ты взял в ученицы неодаренную девчонку? На тебя похоже. Неполноценному ведьмаку – неполноценную ведьмачку…
- Где она? – спросила Моргана. В ее глазах отражался свет древнего посоха. – Артурия, эта заносчивая тварь… Ты ее спас?
- Он не мог, - покачала головой Моргауза. – Должно быть, ему помогла Нимуэ. Она достаточно сильна.
Мерлин засмеялся. Нимуэ и правда помогла, но не так, как думала Моргауза.
У каждого – свое Предназначение.
- Я ничего против тебя не имею, Мерлин, - добавила Моргауза. – Ты был моим братом, ведьмак. Отдай нам девчонку и можешь идти. А иначе…
Сияние посоха Морганы стало ярче.
- Мне нечего вам отдавать, - сказал Мерлин, чувствуя рукоять меча в своих пальцах.
Моргана и Моргауза ударили одновременно. Моргана – магией, Моргауза – собственным мечом, непростым, как и меч Мерлина.
Клинок Моргаузы ведьмак отразил. Магию – не сумел. Не успел. Тело будто в спираль скрутило; не замечая, что прикусил губы до крови, Мерлин вслепую бросил атакующее заклинание. Вскрикнула Моргана. Неопытная девчонка… Наверняка это была ее первая битва.
- Моргана!.. Как ты посмел! – зашипела Моргауза, атакуя в полную силу, не сдерживаясь.
Первый удар Мерлин отбил.
Потом его сбило с ног, отшвырнуло в сторону, вышибая из легких оставшийся воздух; рядом с Моргаузой оказалась Арти, чертова девчонка, он же просил…
Моргауза была быстра. Арти оказалась быстра не менее. Несколько ударов – и вот Моргауза лежит на опавших листьях, а у ее горла застыло острие меча.
- С тобой моя сестра, - сказала Арти, с трудом проталкивая слова сквозь горло. – Поэтому уходи и помоги ей. И больше никогда не возвращайся.
Что было потом, Мерлин не помнил.

URL
2013-03-02 в 22:59 

***
…А очнулся он от поцелуя.
Строго говоря, это не был поцелуй. Скорее – искусственное дыхание вкупе с непрямым массажем сердца. Да еще и вода на лицо… заставляет проснуться, знаете ли.
Арти плакала. Так, как не плакала, узнав о разрушенном Камелоте – навзрыд.
- Ты, придурок, идиот, худший из наставников, - судя по этим словам, Мерлину предстояло узнать о себе еще много интересного, - да мне плевать, если ты умрешь прямо здесь, умом обиженный.
- Я не считаю, что обижен, - перехватив руки Арти, сообщил Мерлин. – Мне ум не мешает.
- Аа, - в голубых глазах принцессы зажглись нехорошие огоньки, - так ты жив, поганец!
Мерлин попытался что-то сказать, но был самым наглым образом прерван.
О том, кто учил принцессу Артурию целоваться, думать как-то не хотелось, но Мерлин подумал все равно – и понял, что она могла чувствовать, увидев у него ту же Фрейю.
Впрочем, посторонние мысли очень быстро уступили место нелогичному и недопустимому желанию. Вспомнилось все и сразу – и привычка Арти спать в полуголом виде, сбрасывая по ночам одеяло, да еще и вешаться на шею будящему ее Мерлину, шепча что-то невнятно-ласковое; и то, как, выходя голой из реки, она норовила попасться ему на глаза; и расстегнутая на верхнюю половину пуговиц рубаха – верная спутница принцессы на тренировках.
Раньше Мерлин считал эти выходки следствием детской непосредственности. В свете того, что Арти творила сейчас, прошлое представало сто и одной попыткой грамотного соблазнения.
- Э… Подожди, - попробовал возразить ведьмак в перерывах между жадными обоюдными поцелуями. Сексуальный опыт Мерлина был далеко не так богат, как могла подумать Арти, и в первый раз у ведьмака возникало впечатление – берет не он, берут его. Притом не спросясь разрешения.
Собственница она собственница и есть, и, если по правде, у Мерлина никогда не получалось воспринимать Арти как дочь. Возможно, будь она помладше… Или он сам – постарше… Хотя бы ровесником Нимуэ…
- Ты же сам говорил, - на белесых ресницах Арти все еще блестела влага, но глаза у нее были шалые, - я – твое Предназначение.
Мерлин попытался ответить, но Арти ткнула его локтем в ею же поставленный во время массажа сердца синяк, и ведьмак умолк на полуслове.
- Если ты собираешься привести один из своих дурацких псевдовзрослых аргументов, лучше оставь его при себе. Я сейчас не принцесса. И могу решать не умом, которым ты так гордишься, а сердцем.
После этой невероятно длинной для нее речи Арти замолчала.
И молчала весь остаток ночи, кусая губы похлеще, чем Мерлин в битве с Моргаузой.
***
Вопреки обыкновению, в это утро будить Арти не пришлось. Когда Мерлин проснулся, она была уже на ногах и одетой, казалась довольней довольного и, напевая что-то себе под нос, сосредоточенно точила меч.
В представлении Мерлина девушки, ставшие женщинами, должны были выглядеть несколько иначе. Скромнее, что ли. Величественнее.
Арти выглядела даже наглее, чем обычно. Величественности, то есть самоуверенности, ей и без того было не занимать.
- Они вернутся, - сообщила Арти в ответ на ошалелый взгляд Мерлина. – Эта блондинистая Моргауза и Моргана. Через них мы выйдем на Ценреда.
- На Це…? – а Мерлин-то собирался сделать из Арти образцовую ведьмачку.
- А можно и через служанку Морганы, Гвен. У нас с ней когда-то были неплохие отношения, - Арти его не особенно слушала. – Ценред поплатится за то, что не уничтожил меня.
- Арти, ты… собираешься убить Ценреда? – осторожно спросил Мерлин. У него было неясное подозрение – после жаркой ночи его возлюбленная воспитанница растеряла последние мозги. Которые и без того-то имелись в наличии скорее теоретически.
- Не-а, - Арти покачала головой. – Я собираюсь отстроить Камелот. А ты мне, конечно, поможешь… Мерлин.
- Что? – ведьмак поймал себя на странном чувстве, будто он все это уже где-то видел и слышал. Или не это, но очень похожее.
- Иди, приведи себя в порядок. У тебя в волосах настоящее гнездо, - сообщила Арти и, поднявшись, игриво ткнула Мерлина кулачком в бок. Ведьмак пошатнулся, но сопротивление оказывать не стал. На нем и без того имелось достаточно синяков. – Как думаешь, Гавейн и тот благородный Ланселот не будут против потасовки-другой?..
Предназначение – обоюдоострый меч, думал Мерлин, бредя к ручью.
В кронах деревьев щебетали ранние птицы, непривычная уверенность окружала теплым покрывалом, и впервые, наверное, в жизни, ведьмак понимал, ради чего он существует.
А точнее – ради кого.

URL
2013-03-03 в 10:23 

Roallanna
Не обманывайтесь! Лучшее кольцо для вашей дамы — не с бриллиантом, а колбасы!
Цеховый знак на груди – дракон. :crzfan: аааааа!!! дааааа!!!
Гавейн = Лютик :lol: пьет, дебоширит и бегает по девкам.
сто и одной попыткой грамотного соблазнения. как-то непривычно, обычно наоборот - Артур тупит и не видит очевидного... видно, дело в разнице в возрасте.
Когда Мерлин проснулся, она была уже на ногах и одетой, казалась довольней довольного и, напевая что-то себе под нос, сосредоточенно точила меч. :vict: :five: Даааа, так и надо! И кампания по возрождению Камелота - это пять!
Автор, оно великолепно! Оно прекрасно ложится на канон! Характеры выдержаны, Утер в своем репертуаре, но в то же время похож на всех тех королей, что не хотели отдавать чадо на воспитание и пытались смухлевать. Моргана вхарактерно амбициозна. Отношения Мерлина и Артурии напоминают отношения Геральта и Цири, с той разницей, что Геральт гораздо старше, и я не могу представить пейринг между ним и его воспитанницей >_<
не заказчик.

2013-03-03 в 11:29 

Зимушка...
Назови меня Той, кого ты всегда ждешь
Вот сижу и вспоминаю, моя это заявка или не моя? Но в любом случае, мне очень понравилось)
Вроде бы заказчик.

2013-03-03 в 12:04 

Danita_DEAN
| социопадла | Постоянна в своем непостоянстве | #TeamIronCat.
Артурия такая.... ну Артур же! :laugh:

2013-03-03 в 14:20 

Эйвлинн
Ваша идея, конечно, безумна. Весь вопрос в том, достаточно ли она безумна, чтобы оказаться верной(с)
В представлении Мерлина девушки, ставшие женщинами, должны были выглядеть несколько иначе. Скромнее, что ли. Величественнее.
Арти выглядела даже наглее, чем обычно. Величественности, то есть самоуверенности, ей и без того было не занимать.

:heart: :-D
Отличный рассказ, яркий и полный. Кампания по завоеванию Камелота начинается. С Арти во главе.

2013-03-03 в 22:55 

Roallanna, Гавейн = Лютик пьет, дебоширит и бегает по девкам.
Нет, ну правда же! ))
Спасибо за отзыв! :)

Зимушка..., спасибо за прекрасную заявку! Автор счастлив, что вам понравилось исполнение :hamp:

Danita_DEAN, здорово, что она получилась на него похожей! Спасибо! :)

Ев.АнгеЛ.ина, Кампания по завоеванию Камелота начинается. С Арти во главе.
А как же! :D
Спасибо за теплые слова!

URL
2013-03-04 в 02:14 

Dr.Michell
Моральная власть над всеми.Сексуальная свобода ото всех.
Автор,вы поразили в самое сердце! *..*
На моей памяти,это первое АУ чего-либо с Ведьмаком,которое действительно удалось.
Откроетесь?)

2013-03-04 в 07:29 

Зимушка...
Назови меня Той, кого ты всегда ждешь
Автор, а вам за прекрасное исполнение спасибо большое :white: Откроетесь? :rotate:

2013-03-04 в 23:18 

педобраз
это потрясающе :hlop:

- Ты, придурок, идиот, худший из наставников... да мне плевать, если ты умрешь прямо здесь, умом обиженный.
да это ж прямо сцена из третьего сезона! :gigi: как роли-то поменялись :gigi:

2013-03-04 в 23:32 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Dr.Michell, :pink::pink::pink:
Ведьмак долгое время был горячо любим, так что слышать такие слова приятно чрезвычайно! Спасибо! :)

Зимушка..., :shy:

Кузя-кот, да это ж прямо сцена из третьего сезона!
Она и есть! :-D
Спасибо))

а.

2013-03-14 в 13:31 

Воробьиная душа
. . . и ангел, приносящий немного удачи . . .
Это совершенно очаровательно:heart:
Улыбка от уха до уха!:hlop:

2013-03-15 в 00:50 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Воробьиная душа, рада радовать! :)

   

Мерлин Фест

главная